Red Spirit

Блог Алексея Таянчина

RSS 2.0

2018

Два года назад у моей мамы нашли рак почки. Ей повезло попасть к республиканскому врачу на операцию, сделали ее хорошо, почку выкинули, потом мучительный курс химиотерапии на протяжении полутора лет. А тут у нее в районе кишок образовалась грыжа, врачи посмотрели и сразу отправили все это дело вырезать. Первая операция прошла с осложнением, там что-то сделали не так, все стало еще хуже и тут же отправили на повторную операцию. Все это происходило в начале ноября прошлого года, то есть совсем недавно. Все говорили об ухудшении и о низком шансе на выздоровление. Тогда все внимание было направлено на маму и никто особо не придал значения тому, что у папы вдруг заболел живот. Ну заболел и заболел, мало ли что, потом пройдет. Неделя, две… не проходил. Мама тогда начала носить специальный пояс на живот, чтобы кишки не вываливались, но стала чувствовать себя гораздо лучше и стала заменять, что что-то с отцом не так, постоянно спит, аппетита почти нет, да и силы куда-то пропали. Случилось даже так, что однажды взяв кастрюлю с кипящим супом папа просто не смог ее удержать и уронил себе на ногу, был жуткой ожег. Не помню какой степени, но минимум на 2 недели он потерял какую-либо способность самостоятельно передвигаться. А живот так и продолжал болеть. Мама хотела вытащить его в поликлинику, проверить этот живот, но из-за ожога не получилось, да и сам он никуда идти не хотел. А потом вообще взял и ушел в запой на неделю, мол это вылечит все болячки… И только после этого отец конкретно стал жаловаться на невыносимые боли, да и сам живот приобрел неестественно большой размер, как будто раздулся словно шарик. Мама срочно взяла его и потащила обследоваться, первым делом на УЗИ, там то ему и поставили предварительный диагноз — рак поджелудочной железы и отправили сдавать кучу анализов чтобы врачи окончательно приняли решение, что делать дальше.
Сначала рак у мамы и потом через 2 года с точностью до месяца — у отца. Я до сих пор не могу полностью осознать, что это происходит на самом деле. Однако маме еще повезло, хоть и с мучениями она как-то смогла подавить метастазы и живет сейчас относительно нормально. Но в случае с отцом время было утеряно. 20-го декабря, когда все анализы были готовы врачи посмотрели и сказали: «Слишком поздно». Не было смысла даже делать операцию. Отправили домой и выписали уколы с сильным обезболивающим. Просто лежать и умирать.
Я взял отпуск на 2 недели сразу после новогодних каникул, то есть с 1 по 22 января у меня были выходные. Папа хоть и стал уже практически обречен, но чувствовал себя не совсем уж плохо, даже мог водить машину и заменил насос в нашей скважине. Мама сказала, что ты пока сильно не торопись, отметишь НГ и прилетай. Я взял билет на самолет на 3 января. Хоть и настроение было совершенно не праздничное но к Новому Году мы с девушкой подготовились как следует. Накупили целый холодильник еды, продумали все, что будем готовить, все шло по плану… до одного звонка 28 декабря.
Поздним вечером мне позвонила мама и рассказала о том, насколько сильно ухудшилось состояние отца, он уже не может не ходить не разговаривать, нужно было срочно прилетать иначе рисковал больше никогда не увидеть его живым. Я в панике бросился искать ближайшие билеты, нашел на 30-е по цене в 2 раза больше обычного билета и с пересадкой в 14 часов в Москве. Бросил все планы, свой НГ и девушку с холодильником еды. Собрался, вылет был ночью. Добрался до Москвы, мне нужно было пересечь весь город чтобы с Внуково приехать в Шереметьево. 2ГИС мой помощник. Решил поехать маршрутом автобус-метро-автобус. По моей неосторожности я оставил телефон в наружном кармане пуховика когда выходил из автобуса, выйдя на остановку сунул руку в карман чтобы посмотреть свой дальнейший путь — телефона нет. Что это? Это было состояние прострации и нереальности всего происходящего. Я еще 80 раз проверил все карманы, побежал снова в автобус, чтобы найти его где-то валяющимся у сиденья. Просмотрел все в округе, его нет, вывод только один — украли, прямо из кармана. Такое со мной в первый раз, что делать? Совершенно не обратил внимания на то, кто выходил рядом со мной. Все выходящие уже скрылись в метро. Телефон за 50 тыщ удачно просран. Теперь нет ни связи, ни карты. Сел на скамейку и стал думать, что делать дальше. Нужно было купить новый телефон. Где? Оглянулся, в округе почти чистое поле, это была крайняя станция метро. Я сел в вагон метро по направлению к центру, вышел на рандомной станции, и пошел в рандомном направлении. Расспрашивал у людей, с их помощью нашел салон Мегафона, купил там какой-то Сяоми за 10 тыщ вместе с симкой, главное чтобы был интернет. Потом связался с девушкой, все ей рассказал, она сразу позвонила на мой потерянный телефон и сообщила, что абонент недоступен, очевидно, что при краже симка сразу же выбрасывается. А еще я не имею привычки ставить код блокировки. Воры могли полноценно пользоваться телефоном. Благо на Сбербанке пин-код обязателен, так бы еще и без денег остался. В общем заюзал функцию поиска телефона — не работало, сменил пароли на все сервисы которые у меня там юзаются. Но им вроде это было и так не интересно. Смирился. Поехал дальше, терминал D Шереметьево стал для меня уже почти как второй дом, там я провел оставшиеся 12 часов до вылета в Абакан. По паспорту восстановил потерянную симку, удивился, что делается это очень легко и за пару минут. Поразмышлял на тему того, как я провожу этот Новый Год и как же придется проживать предстоящий с такими раскладами.
Прилетел в Абакан, из-за того, что я перепутал разницу во времени меня никто не встретил, стал ловить такси, по привычке воспользовался сервисом от Яндекса, водитель нашелся, но (сюрприз) он оказался глухонемой. Вместо того чтобы ему позвонить и спросить где он остановился, он писал СМС, минут 10 поисков по парковке — нашел. Добрался до дома. Увидел отца. Если мужики не плачут то я не мужик. Вместо крепкого здорового отца, каким я всегда привык его видеть, вышел старичок лет 90, еле стоял на ногах, очень худой и с огромным надутым животом. Ощущение сюрреализма не покидало меня.
Мама сказала, что он специально ждал меня, и даже попросил одеть его в праздничную одежду, он постоянно пытался ходить и что-то говорить, но речь его была совершенно неразборчивой. Он пытался создать для меня впечатление здорового человека, мол вот я хожу, разговариваю… но делал это очень плохо. У него была разбита голова, ведь несколько дней назад он упал прям головой об унитаз. Очень плохо ходит, но всегда ругается, если кто-то пытается ему помочь. И обижается, если никто не понимает тех звуков, которые он пытается произносить. Потом он снова стал лежать и вставать только чтобы дойти до туалета. Оказалось, что умирать он в принципе не собирался, меня так сорвали с места и поторопили, думали, что он и двух дней не протянет, но я жил с родителями до 15 января и он все это время оставался в таком же состоянии в каком был на день моего приезда. Сейчас боюсь даже считать сколько денег я потерял из-за того, что выехал раньше. Но жалеть об этом не приходится.
Ужасное стало происходить под конец моего приезда. Отец стал окончательно терять рассудок. Сначала говорил о призраках, о том, что рядом с ним в комнате сидят его умершие родители, сидят и молчат. Потом он перестал узнавать людей и дом. Маму вообще возненавидел, говорит, кто она вообще такая. Стал говорить, что этот дом скоро сгорит и надо с него выбираться. Взял кружку и замахнулся в окно (я вовремя остановил замах). Всеми силами пытался из дома уйти, говорит что это место он не знает. Потом схватил спички и стал поджигать: «Я сожгу этот поганый дом чтобы вас спасти. Мы умрем и спасемся». С ним нельзя было о чем то поговорить, он превратился в безумного старого немощного деда, за которым нужно следить каждую минуту или он снова встанет и разобьет себе голову. После меня в дом переехала сестра и стала с ним сидеть день и ночь.
Смерть… еще месяц назад я никак не мог бы ее принять или смириться с тем, что мой родственник (тем более родитель) может умереть. Состояние обезумевшего и немощного отца стало для меня привычно. Даже то как он мучается от раковых опухолей, которые проникли в каждую часть его тела, как харкает кровью, как смотрит сквозь тебя стеклянными глазами. Для моего папы сейчас смерть это спасение и избавление. И я смирился с тем, что его уже, по сути, нет. Наоборот, когда его душа покинет изнеможденное тело ему станет хорошо, лучше, чем всем нам.
Сейчас читаю книгу П. Калиновского «Переход». Многое переосмыслил на эту тему. Да и вообще вся моя родня как будто что-то поняла и осмыслила. Мама говорит, что уже не боится смести, раньше боялась, теперь нет. Так же и я.

Categories: Из жизни